• Йошкар-Ола

    Йошкар-Ола (Царёв Город на Кокшаге, Царёвокошайск (до 1919 года), Краснококшайск (до 1927-го года)) - столица Республики Марий Эл, её культурный, научный, экономический и географический центр.

    Основан в 1584-м году как русская крепость на лесном Левобережье Волги в промежуток между Второй (1572-74) и Третьей (1589-91) Черемисскими войнами по указу Государя Феодора Иоанновича. Активное участие в основании города принимала его супруга Государыня Ирина Феодоровна, сестра Бориса Годунова.

    Находится в 862 км от столицы Российской Федерации - города Москвы, на реке Малая Кокшага, притоке Волги, примерно в 50 км от ее устья, на железнодорожной ветке Зеленый Дол - Яранск Горьковской (Нижегородской) железной дороги, примерно в 108 км к северу от станции Зеленый Дол. Город является ядром, организующим центром муниципального образования "Город Йошкар-Ола", занимает территорию площадью 56 кв. км. Расположен около 48-го меридиана восточной долготы и 57-го градуса северной широты.

    Название марийское, переводится как Красный город. В данном случае слово "красный" является синонимом слов "советский", "социалистический", в противовес дореволюционному названию Царевококшайск (изначально - Царев город на Кокшаге, Царев). Чтобы порвать с дореволюционным "царским" прошлым, после прихода к власти большевиков город был переименован в Краснококшайск (официальное решение ВЦИК РСФСР принято в феврале 1919 года), в просторечии многие использовали усечённую форму Красный по аналогии с прежним Царёв. Современное название город получил по решению ЦИК СССР от 25 января 1928 года. Известно марийское название Царевококшайска - Чарла (в говоре близживущих марийцев Царла). Это наименование является полукалькой с русского названия Царев город. К русскому слову "царь" добавлено марийское "ола", что означает "город", в народном произношении на бесписьменном языке звук "о" выпал, и получилось - Царла (Чарла).

    Сложнее обстоит дело с объяснением слова "Кокшага" (по-марийски - "Какшан"), с которым связано прежнее название города. Однозначного его толкования в научной литературе нет. В связи с тем, что на северо-востоке Восточно-Европейской равнины есть несколько рек с близкими по звучанию названиями, ученые считают, что это слово имеет древнюю общефинноугорскую основу, близкую по смыслу к значению "мелководная" (марийское - "куакш") или "тихая" ("какше").

    Место, где стоит Йошкар-Ола, с древнейших времен было обжито первобытными людьми. Об этом свидетельствуют, в частности, костяной гарпун, обломки глиняной посуды эпохи мезолита или среднекаменного века (12-5 тыс. до н.э.), найденные в городской черте.

    Древнемарийские племена (черемисы) сложились к концу 1 тысячелетия нашей эры. Бассейн Малой Кокшаги входил в территорию их формирования и первоначального расселения. На одном из наиболее возвышенных мест на берегу реки среди болотистых лесов располагался "илем" (жилое поселение) - территориально-религиозный и общественно-организационный центр определенной родовой, затем земляческой, территориальной группы. Это было не просто поселение, а место притяжения определенной территории, резиденция какого-либо представителя местной патриархально-феодальной верхушки.

    Длительное военное соперничество между русскими княжествами и Золотой Ордой, а в последующем - между Московской Русью и Казанским ханством завершилось в октябре 1552 года разгромом Казанского ханства Иваном Грозным и присоединением Среднего Поволжья, в том числе и марийского края, к Российскому государству. С этим непосредственно связано основание города Царевококшайска. Часть местного населения уже в середине октября 1552 года была приведена к присяге на верность московскому царю и обязалась платить ему ясак. Но уже в декабре марийцы во многих местах восстали, отказались подчиняться и платить ясак, а с весны 1553 года на всей Луговой стороне развернулось широкое национально-освободительное движение, получившее название "черемисские войны".

    Для подавления восстания на земли луговых марийцев направлялись московские войска под управлением воевод "на вылазке". И характерно, что важным пунктом их дислокации была "волость Ошла" (речка Ошла впадает в Кокшагу рядом с городом), а наряду с ней в летописных сообщениях впервые упоминаются Кокшага, Манага и другие окрестности. В одном ряду с ними называется также Мамич-Бердеева волость по имени предводителя мятежного движения. Возможно, и она находилась на Малой Кокшаге, близ устья Ошлы, включая место будущего города. Здесь Мамич-Бердей даже попытался провозгласить независимое "царство" с приглашением править ногайского царевича, но при попытке склонить "горных черемис" на совместную войну с Москвой был пленен и отправлен в Москву на расправу.

    Черемисские войны прошли тремя волнами: 1552-1557, 1572-1574, 1582-1584 годы. Во время второй из них Иван Грозный решил не ограничиваться временными военно-ресурсными базами, опорными военными пунктами на вновь присоединенной территории и указал там "городы и остроги ставити". Так, в 1574 году был построен между устьями Большой и Малой Кокшаги город Кокшажск (Кокшайск), и контроль над значительной частью Луговой стороны был установлен - восстание прекратилось. Но через несколько лет вновь стало неспокойно в центре марийской земли. Сюда многократно посылались войска, но подавить сопротивление долго не удавалось. Тогда решили построить города-крепости и в глубинных районах на расстоянии дневного перехода пеших войск (это составляло тогда 50-60 верст), чтобы окончательно усмирить мятежников. Это было осуществлено уже после смерти Ивана Грозного, в царствование Федора Иоанновича. "Сам государь праведный, - сказано в летописи, - рассмотрев, да видя их, и чая от них впредь измены, и посла воевод своих и повелел ставити во всей Черемисской земле городы", и тем укрепил здесь московское правление.

    Летом 1584 года войска русских воевод поднялись по Малой Кокшаге из Кокшайска, разгромили основные силы мятежников и на Малой Кокшаге, в ее среднем течении на правом берегу в наиболее удобной местности, уже освоенной ими со времен первой черемисской войны, заложили крепость и сообщили об этом в Москву. И появилось в "Разрядных книгах" первое документальное упоминание Царева города на Кокшаге "в Черемисе".

    "Лета 7093-го ноября в 1 день государь царь и великий князь Федор Иоаннович всея Руси указал послати в новый Царев город с нарядом и с запасы (то есть с артиллерией и боеприпасами. - Ред.) воевод на три полки.

    В большом полку воевода князь Иван Ондреевич Ноготков да голова князь Григорий Вельской.

    В передовом полку воевода князь Иван Васильевич Гагин-Великого.

    В сторожевом полку князь Петр Шеховской.

    И как воеводы запасы и наряд в город провезут, и быти в Цареве городе воеводами князю Ивану Ноготкову да Михаилу Александрову сыну Нагово; в городничих быти Звяге Воейкову..."

    В другом летописном сообщении указано: "Лета 7092. Того же году и в Черемисе Царев город". По бытовавшему тогда византийскому календарю "от сотворения мира" 7092 год охватывал время с 1 сентября 1583 года по 31 августа 1584 года. Следовательно, 1 ноября - дата первого упоминания города, построенного уже до 31 августа. Поскольку Царевых городов оказалось несколько, то для уточнения стали писать Царев город на Кокшаге или Царев Кокшайский, а через эту форму в первой половине XVII века закрепилось название Царевококшайск. К городу был приписан уезд, который еще в течение длительного времени назывался "Царегородский" (отсюда и распространенная в этих краях фамилия Царегородцев).

    Основание Царевококшайска было частью политики правительственной колонизации вновь приобретенных земель. С территории застройки города и в окружности не менее пяти верст коренные жители выселялись подальше или сами уходили, не дожидаясь насильственного изгнания.

    Город был крепостью, укрепленным поселением и выполнял первоначально функции чисто военного характера, административного управления, поддержания спокойствия в крае, сбора ясака с местного населения. Во вновь построенные города Разрядным приказом назначались воеводы. Они наделялись широкими полномочиями, самостоятельными функциями управления как в отношении города, так и в отношении приписанного уезда. Они непосредственно подчинялись Москве, где находился Приказ Казанского Дворца, перед которым отчитывались. Важнейшей особенностью был военный характер воеводского управления, но воевода, кроме военной, имел в своих руках также всю полноту административной, судебной, фискальной власти.

    Поскольку любое скопление людей не может обойтись без удовлетворения простых житейских, бытовых потребностей, то вскоре в военном укреплении появились также ремесленники, торговцы, крестьяне. Они приезжали из центральных русских районов и селились не только в самом городе (здесь места было мало), но и образовали около него посад и слободы, а крестьяне основали и деревни. Для переселенцев устанавливались пятилетние льготы по податям и повинностям. Земли вокруг города и появившиеся на них селения были объявлены принадлежащими непосредственно царской семье и закреплены за Дворцовым ведомством, местная контора которого располагалась в Царевококшайске, а затем, когда деревня Вараксино разрослась и практически сомкнулась с городом, была переведена туда.

    Как типичное средневековое военное укрепление Царевококшайск был окружен со всех четырех сторон земляными валами с деревянными стенами с бойницами, с трех сторон рядом с ними были устроены рвы, заполненные водой (с четвертой прикрывала река Кокшага).

    Градообразующим центром являлся православный собор, заложенный при основании города, который первоначально освятили в честь Покрова, но после того, как он сгорел, новый, построенный на его месте, назвали Воскресенским. Маленькая площадь перед ним рядом с небольшим озером приобрела значение торгового центра. Она расширялась постепенно за счет засыпки озерца, превратившегося в болото. Так со временем формировалась Базарная площадь (сейчас - площадь Революции, а в просторечии - Ленинский садик). Здесь же, близ собора и базара, находился воеводский двор, располагались воинские казармы, городской арсенал, казна. В позднейшем документе записано: "город-кремль рублен был в две стены, в ширину кои три сажени". В четырехугольной стене длиной 226 сажен имелось 8 башен, среди которых 5 глухих и 3 проезжих. Известны названия четырех из них: Спасская, Тайницкая, Галицкая, Наугольная.

    Имелась еще "наружная стена", которая представляла собой "многоугольную фигуру" и отходила "от Кремля от Галицкой проезжей башни" и возвращалась к кремлевской стене у Тайницкой башни. О ней сказано: "город же острог рублен был в тарасы" (соединенные между собой срубы). Она охватывала не весь город, а была как бы второй крепостью, расположенной рядом с кремлем. Она имела всего 1 проезжую и 3 глухие башни. В этой части города имелась, в частности, старинная Троицкая церковь, поскольку южная граница кремля проходила севернее по проулку.

    "Оный город... - отмечалось в "Экономических примечаниях" конца XVIII века, - выстроен без прожекта неправильною четвероугольною продолговатою фигурою, имеющей в окружности 4 версты и 100 сажен. В том городе две старинные крепости... Из них первая имеет неравностороннюю четвероугольную фигуру, в окружности занимает 300 сажен, а вторая, окружающая первую, - неправильно многоугольную фигуру, коя занимает в окружности 1 версту 70 сажен".

    Границы древнего Царевококшайска по современной ориентации проходили на востоке по берегу Кокшаги, на юге - не доходя немного до русского драмтеатра, по бывшей улице Горького, на западе - в районе улицы Советской (или немного заходя за нее), на севере - близко к улице Красноармейской.

    На выезде из города имелись три заставы: Казанская, Вятская, Чебоксарская.

    События "смуты" начала XVII века не миновали и Царевококшайск. В 1605-1606 годах царевококшайские воеводы от имени города были на стороне Лжедмитрия I. В последующем различные группировки придерживались разной ориентации, в том числе были отряды, участвовавшие в разгроме повстанческих сил Ивана Болотникова. В 1609 году город присягнул Лжедмитрию II, "воровские" отряды, состоявшие из черемисских и русских служилых людей, захватив город, пытались активно действовать в отношении северных и северо-восточных городов и земель, но вскоре, в том же году, крупные воинские силы, верные царю Василию Шуйскому, прибыли сюда от Казани и захватили Царевококшайск. Об участии царевококшайцев в ополчении Минина и Пожарского по освобождению Москвы от поляков документальных свидетельств не имеется, хотя об этом немало сюжетов в беллетристике.

    В XVII веке основную часть населения Царевококшайска по-прежнему составляли военные. Значительный для того времени гарнизон содержался для подавления возможного недовольства населения как в самом городе, так и в окружающей местности. В 1663 году, например, здесь имелось 232 "служилых" человека, в основном стрельцы. Вообще в Царевококшайске ежегодно служили не менее 200 стрельцов, переведенных из центральных уездов. Вместе с ними исполняли свои обязанности (но жили в отдельной слободе за городом, за Кокшагой) "служилые новокрещены" (30-40 человек ежегодно). Те и другие в необходимых случаях переводились на службу в пограничные южные и западные районы, на строительство "засечных черт" по границе со степью. В частности, в начале 1660-х годов в связи со сравнительно спокойной обстановкой в марийском крае и неспокойной ситуацией на юге здесь было оставлено лишь 30 стрельцов и 2 пушкаря, а 130 стрельцов и 30 служилых новокрещенов были отправлены на степные границы. Да и в мирные годы Царевококшайск должен был поддерживать тех, кто служил на южных рубежах: среди многочисленных повинностей горожан (выплата стрелецких, ямских, полоняничных денег) имелись задания по переработке сельскохозяйственной продукции и отправке "в низовой астраханский отпуск".

    В середине XVII века вокруг Царевококшайска разместилось около 20 деревень, принадлежавших царскому двору. Крестьяне этих дворцовых деревень социально-экономически тесно были связаны с городом. Числясь в деревнях, некоторые из них жили в городе. Немало крестьян семьями занимались разнообразными ремеслами, выполняя работы на заказ. Постепенно некоторые из них переходили к реализации своих изделий "на торгу в разных местах", в первую очередь, на царевококшайском базаре, то есть они становились мелкими товаропроизводителями и втягивались в торговлю. Часть царевококшайского посадского населения уже тогда занималась покупкой и продажей скота и продуктов животноводства. На царевококшайском базаре имелись "скотинный" и мясной ряды. Некоторые жители города даже имели связанные с этими занятиями прозвища, из которых образовались фамилии: "Федька Степанов сын Кожевник - ремесло за ним - кожевное делает"; "Шумилко Семенов сын Мясник - торгует в мясном ряду".

    К середине XVII века - в связи с тем, что южные и восточные пределы России переместились далеко на юг и восток, да и в лугово-марийском крае наступило относительное спокойствие, - Царевококшайск потерял свое прежнее военное значение и стал в определенной мере приобретать хозяйственное. Служилые люди и посадские жители Царевококшайска занимались в основном натуральным жизнеобеспечением, самоснабжением. Из писцовой книги 1649 года видно, что для ведения собственной хозяйственной деятельности они были наделены сенокосами, выгонами для скота, новорасчистным лесом, принадлежавшим до этого окрестным марийцам. За счет этого границы городских владений были расширены.

    Границы непосредственно города тоже вышли за прежние пределы, образовав "предместье": посад и слободу. При переписи 1646 года отдельно выделены: "В Царево-Кокшайском в остроге", "за острогом", "за острогом же в Новокрещенской слободе". Последняя располагалась за рекой (нынешняя Красноармейская слобода) - здесь жили "служилые новокрещены", которые, в отличие от простых марийских крестьян, не платили ясак, не выполняли другие натуральные повинности, а владели земельными участками за несение военной службы. Это были зачатки национального феодального класса. Петр I отменил эту категорию, превратив их вместе с ясачными в государственных крестьян. Вместе с православной религией "служилые новокрещены" перенимали также русский язык, русские бытовые обычаи и, как правило, уже в следующем поколении обрусевали. Так что город практически оставался всегда однородно православно-русским.

    Царев город на Кокшаге основан и долго оставался исключительно деревянным, напоминая по внешнему облику хаотично застроенную большую деревню. Даже возвышавшиеся над обычными домами церкви возводились деревянными. Первоклассный строительный материал для возведения жилых домов и городских сооружений, укреплений был рядом: лес подступал близко к городу. В деревянном городе часто случались пожары. Так, в 1696 году "город волею Божьею выгорел весь без остатку". Несмотря на указания из Москвы обновить городовые укрепления в связи с обострением социально-классовых противоречий в Поволжье, в "понизовых городах", в 1725 году из Царевококшайска был дан ответ: "А после означенного пожарного времени в Царевококшайске городового строения и рогаток и поныне не построено". Крепостные валы, стены, рвы и другие сооружения не были восстановлены. Понятия о кремле, остроге, посаде, как об отдельных составляющих частях города, исчезли; сложилось представление об одном городе, в котором сохранялись только некоторые признаки, следы старинных укреплений и устные предания о них.

    Таким образом, первоначальный облик города был нарушен многочисленными пожарами и последующими попытками преодоления их последствий.

    Но градообразующий центр сохранялся в прежней крепости, так как здесь находился торговый центр в виде Базарной площади. Наряду с беспорядочно-кучевой застройкой при новом строительстве появилась некоторая радиальность именно от Базарной площади, что затем привело к появлению небольших улиц.

    В начале XVIII столетия население города составляло не более 900, а к концу века выросло до 1200 человек. Если даже в начале века преобладающее число жителей составляли военные - стрельцы и "служилые казаки" (1723 год - 50,9 процента), то в 1795 году их было всего 5,4 процента от общего населения города. Большинство жителей Царевококшайска теперь составляли люди посадские, в том числе занятые ремесленным и земледельческим трудом. Они формировались за счет потомков стрельцов, обрусевших "служилых новокрещенов" и новоприбылого населения, в том числе беглых крестьян из центральных русских районов. Заметное развитие ремесла в городе и в пригородных русских деревнях в значительной степени связано было с запретом для марийского населения заниматься кузнечным производством, "железным и серебряным делом". Все металлические предметы марийцы широкой округи должны были покупать или обменивать на пушнину на царевококшайском базаре и "докладывать" об их количестве уездному начальству.

    По сословной принадлежности в населении города в конце XVIII века на первом месте находились мещане - 39,8 процента, на втором крестьяне - 28,9 процента. Кроме ведения собственного натурального хозяйства для жизнеобеспечения семьи, царевококшайские мещане и крестьяне, как и жители некоторых пригородных деревень, в XVIII веке успешно развивали товарное хмелеводство. Конечно, дворцовые крестьяне большую часть хмеля поставляли в Москву "для дворцового обихода", но немало при умелом ведении хозяйства оставалось и для продажи, в основном через посредничество городских купцов. Документы отмечают, что под посадки хмеля использовался любой свободный клочок земли, что хмельники очень хорошо удобрялись (это в свою очередь свидетельствует о развитии скотоводства), поэтому урожаи получались отличные и товарного хмеля получалось много. Это был уникальный в России исторический факт: хмелеводство в далеком уездном городе и нескольких примыкающих деревнях в XVIII веке стало прибыльной отраслью экономики. Хмель отсюда в огромном количестве (в конце века - до 4 тысяч пудов) обозами в десятки, сотни возов вывозили в Нижний Новгород, Москву, Санкт-Петербург, Тверь, Ирбит и другие города Сибири и даже за границу через Архангельск. Даже известную в русской фольклористике песню "Как во городе было во Казани" здесь пели по-своему: "Как во городе было во Цареве, среди торгу при народе: хмелюшко по торгу гуляет, да и сам себя хмель выхваляет..." И еще в связи с этим интересен факт, отмеченный на основе исторических преданий известным краеведом XIX века И.О. Дерюжевым, но почему-то игнорируемый современными краеведами: пугачевский отряд в июле 1774 года, приняв в сумерках хмелевые насаждения за царские войска, повернул обратно, не пытаясь захватить город. Несколько небольших разрозненных групп пугачевцев было взято в плен в окрестностях Царевококшайска.

    В Царевококшайске укреплялся социальный слой купечества. Он пополнялся не только за счет потомственных горожан, но и зажиточных (первостатейных) дворцовых (удельных) крестьян пригородных деревень. Например, Бабины из деревни Медведево, нажив на торговле хмелем капитала более 5 тыс. рублей, записались в купцы второй гильдии Царевококшайска. Из дворцовых крестьян происходили и известные в торгово-экономической жизни города и уезда купцы Ганешевы, Таланцевы, Булыгины.

    Особенно знаменитым в Царевококшайске и широкой округе в XVIII веке был потомственный купеческий род Пчелиных. Уже в конце XVII века среди посадских людей Царевококшайска выделился Иван Пчелин, который начал заниматься местной торговлей и винокурением. Его сын Андрей отличался большой предприимчивостью, расширил деятельность отца, завел лесопильные и мукомольные мельницы, занялся "отъезжей торговлей". Но особенно знаменитым стал Иван Андреевич Пчелин, приумноживший семейное богатство, соединив торговую, ростовщическую и промышленную деятельность. Нещадно эксплуатируя окрестных русских и марийских крестьян, он накопил значительный капитал, достаточный, чтобы записаться в купцы первой гильдии. Главным его занятием была торговля хмелем, он также имел 8 лесопильных мельниц, продукцию которых сбывал в низовьях Волги. Большую известность и популярность в широкой округе приобрел "Ванькин праздник". Даже через полтора века в Царевококшайске ходили легенды о "Ванькином празднике", когда в день Вознесения он выставлял на площадь бочки с вином для гуляющего народа. При представителях четвертого поколения Пчелиных - Ефреме и Силе - слава семьи по инерции продолжалась. А в начале XIX века мужская линия этой знаменитой купеческой фамилии оборвалась.

    18 октября 1781 года императорским указом был утвержден герб города Царевококшайска: "Серебряный лось в голубом поле, в знак того, что таковых зверей в окрестностях весьма изобильно, в ловле которых обыватели сих мест упражняются".

    Царевококшайск можно было в хозяйственно-экономическом плане назвать аграрно-торговым, а не торгово-промышленным. Уездный город был собирательным центром для прилегающей сельской округи. Два дня в неделю (в среду и воскресенье) собирался базар, один раз в год - в августе - устраивалась Александро-Елизаветинская ярмарка, которая называлась "чебоксарка". Основная связующая роль купечества заключалась в том, что купцы выступали в роли перекупщиков сельскохозяйственной продукции и результатов промысловых занятий (особенно пушнины). Главным занятием для них была спекулятивная торговля местными продуктами (купить здесь подешевле и перепродать подороже в других городах, привезти оттуда другие товары, купив подешевле, и продать здесь подороже). Не поставляя через рынок на село товары собственного производства, Царевококшайск играл роль посредника в торговле между деревней и крупными экономическими центрами. Промышленной переработки в городе местной сельскохозяйственной продукции и результатов промысловых занятий не было. Простые же горожане все это покупали, в отличие от купцов, не для перепродажи, а для собственного потребления. Таким образом, экономические связи Царевококшайска с окружающей сельской территорией были торгово-ростовщическими. Торговая прослойка по национальности была русской с участием небольшого количества татар.

    Первые попытки развития здесь промышленности относятся к XVIII веку. Известно, что еще при Петре Великом был основан Царевококшайский железоделательный завод на основе использования болотных руд окрестностей города, но производство оказалось очень невыгодным, и завод был закрыт. Где он находился - не известно. Вернее всего, не в самом городе. Вообще для этой местности было характерно, что первые промышленные предприятия царевококшайские купцы-промышленники строили не в городе, а в сельской местности: винокуренные, лесопильные заводы и мукомольные мельницы.

    В середине и второй половине XVIII века в городе и уезде наблюдался своеобразный бум каменного строительства, в связи с чем на окраинах Царевококшайска появились купеческие сезонные "кирпичные сараи" И. Пчелина, И. Ганешева с использованием местной красной глины, но в начале XIX века они прекратили деятельность. Также купцы Пчелины основали в конце XVIII века небольшой кожевенный завод, имея в виду, что кожа, как и хмель, в большом количестве вывозилась вместе с пушниной отсюда. Использовать местное кожевенное сырье для переработки здесь тоже не удалось. Время кожаной обуви и одежды для горожан и окрестных крестьян еще не наступило. Известно, что юфть Пчелины вывозили в другие города и даже за границу через Санкт-Петербург и Оренбург. Но на Всероссийском и международном рынках их товар, видимо, оказался неконкурентоспособным.

    Уездный исправник барон Александр фон Келлер в 1837 году констатировал: "фабрик и заводов нет". Но в связи с исторически сложившимся общественным разделением труда ремесленное производство в городе должно было иметься. Тот же исправник дал его описание: "Разных ремесленников находится: столяр - 1, сапожников - 2, портных - 2, медник - 1, оловянник - 1, красильщиков - 2". Через сорок лет их стало больше, и в 1876 году учитель И.О. Дерюжев назвал их количество - 29, сопроводив это сообщение интересным пояснением: "За исключением булочника, мясника, сапожника и немногих других ремесленников, занимающихся такими работами, без которых никакое скопление людей не могло бы существовать при самой небольшой степени образованности населения, ни одна отрасль промышленности не известна городскому населению".

    Впрочем, он был не совсем прав. Царевококшайску была известна в те годы одна отрасль промышленности - винокуренная. Приезжий купец первой гильдии А.Я. Тихонов в 50-е годы XIX века возобновил дело, начатое за век до него Иваном Пчелиным: на окраине Царевококшайска - там, где сейчас находится кукольный театр, - он построил винокуренный завод. На нем в разные годы работало до 70 рабочих. После смерти основателя завода его сыновья, увлеченные больше литературными занятиями, обанкротились и в 1878 году продали запущенный завод купцу новой, капиталистической формации - бывшему удельному крестьянину деревни Коряково В.Ф. Булыгину. С началом первой мировой войны завод был временно остановлен, да так впоследствии и не возобновил работу. В период революции и гражданской войны его разобрали по бревнышкам и кирпичикам. А из остатков кирпичей, что не успели растащить жители, затем построили на берегу Кокшаги водонапорную башню, которая стоит и сейчас.

    А вообще производство кирпича и каменное строительство, каменная архитектура в Царевококшайске ведут свою историю с середины XVIII века. После опустошительных пожаров город частично отстраивался каменным. Самыми старинными кирпичными зданиями, сохранившимися до наших дней, считаются дом Пчелина на улице Карла Маркса (бывшей Вознесенской), принадлежащий сейчас Йошкар-Олинской и Марийской епархии, и другой дом Пчелиных (сильно перестроенный) на набережной, менее известный и принадлежавший другой ветви большого рода Пчелиных. Кроме того, в городе в XVIII веке было построено еще 5 каменных домов, в XIX веке к ним прибавились еще несколько. Основной массив построек, как жилых, так и служебных, состоял из деревянных домов деревенского типа. Среди них возвышались и украшали город каменные церкви.

    Первые храмы Царевококшайска, как и другие постройки, были деревянными, они часто подвергались пожарной опасности. Середина XVIII века - время строительства каменных храмовых зданий в городе. В 1736 году (по другим сведениям, в 1748 году) было возведено каменное здание церкви Святой Живоначальной Троицы, которое дореволюционные знатоки-специалисты считали прекрасным образцом русской церковной архитектуры, продолжающей традиции XVII века. Оно не сохранилось, а "реставрируемое" здание мало напоминает архитектурный шедевр прежней эпохи. В середине - второй половине столетия были построены из камня Воскресенский собор (1759 год, разобран в 1961 году, там сейчас пустырь между Ленинским садиком и Кокшагой), Вознесенская церковь (1756 год, восстановлена в несколько измененном виде и сейчас имеет статус собора), Входо-Иерусалимская церковь (1757 год, взорвана в 1920-е годы, территория застроена), за городом - Тихвинская кладбищенская церковь (1779 год, восстановлена в северной части Парка культуры и отдыха, где раньше было в полуверсте от границы города городское кладбище). В каменное храмовое строительство большой благотворительный вклад внесли местные жители, особенно купцы. Вознесенская церковь возводилась на средства купцов Пчелиных, Троицкая и Тихвинская - на пожертвования Стефана Вешнякова (в строительство первой внес свой вклад также крестьянин деревни Жуково А. Осокин). Строительство Входо-Иерусалимской церкви финансировал купец A.M. Корелин. Царевококшайские купцы пожертвовали и на строительство церквей вне города: И.А. Пчелин - в Цибикнуре, И.Ф. Ганешев - в Кокшайске.

    Середина XVIII века для православной церкви марийского края была примечательна и другим событием. Проводилась массовая христианизация марийского языческого населения, сопровождавшаяся агитацией и некоторыми социальными льготами для крестившихся, а также применением методов прямого морально-психологического, материального, физического принуждения и насилия. Для успешного завершения и закрепления этой работы нужны были церковники местной национальности, которые могли бы христианские догмы разъяснить своим соплеменникам на родном языке. С целью их подготовки в 1749 году в Царевококшайске была открыта одна из четырех в Казанской епархии новокрещенских школ. Для нее было построено специальное каменное одноэтажное здание при Троицкой церкви, которое сохранилось до наших дней. Через несколько лет ученики были переведены в Казань, а школа закрыта.

    В конце XVIII - начале XIX веков в различных городах открываются светские учебные заведения. В 1825 году с большим опозданием относительно других уездных городов, городское училище открылось и в Царевококшайске. В его организации большую роль сыграли профессор Казанского университета П.С. Кондырев, местные купцы-интеллигенты Юферевы, настоятель Вознесенской церкви С.И. Помарский и другие. С 1837 года школа стала уездным училищем Министерства народного образования. Там работали увлеченные педагоги, некоторые из них (как, например, Иван Осипович Дерюжев) увлекались краеведением.

    В 1879 году в Царевококшайске открылось двухклассное (затем стало трехклассным) земское училище. Его почетным смотрителем был утвержден первой гильдии купеческий сын В.Ф. Булыгин, который всячески способствовал укреплению учебной базы школы и улучшению преподавательского состава. Уездное земство установило свои стипендии детям из малообеспеченных семей (в основном, из крестьян) и освободило их от платы за обучение. Дети крестьянского сословия как из самого города, так и из окрестных русских и даже марийских деревень составляли около половины состава учащихся. Кроме обязательных учебных предметов, в училище ввели токарное и слесарное дело, земство выделило специальные средства на овладение этими ремеслами, а занятия проводились ежевечерне. Врачом в училище был авторитетный в городе доктор А.И. Портнов, который свое дело тоже поставил образцово. Училище имело богатую библиотеку, которой за умеренную плату пользовались и городские обыватели. Образцовая работа Царевококшайского земского училища в 1894 году была представлена на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде.

    В 1862 году было открыто женское начальное училище, которое через несколько лет стало городским женским училищем. Располагалось оно в наемном доме, а все расходы за это в размере 125 руб. взяли на себя новые тогда местные органы самоуправления: городская управа - 75 руб., уездное земство - 50 руб. Как и уездное училище, городское женское училище при дополнительных занятиях давало документ на звание народного учителя, то есть способствовало появлению зачатков местной сельской интеллигенции.

    В 1887 году образовавшийся в городе на базе Входо-Иерусалимской церкви незадолго до этого Богородице-Сергиевский женский черемисский монастырь открыл Черемисское женское училище, построив для него специальное здание через Вознесенскую улицу. Это было необычное для того времени учебное заведение. Конечно, главное, чему там учили девочек-мари, - это была христианская вера и знание русского языка, но также хорошо было поставлено обучение домоводству и рукоделию. Монастырь обеспечивал учениц бесплатным жильем, а 30 девочек снабжались бесплатно также одеждой и пищей.

    В целом, делу образования в городе уделялось большое внимание. Училищный совет Царевококшайского земства уже в начале 1890-х годов даже поставил задачу, чтобы "все подрастающее поколение могло бы посещать школу". Реализовать это в полной мере было тогда невозможно, но результаты такого тщания были налицо. По результатам Первой всеобщей переписи населения Российской империи, грамотность жителей Царевококшайска составляла 60,9 процента, что являлось самым высоким показателем среди городов Казанской губернии, включая и губернский центр. В начале XX века в городке с населением менее двух тысяч человек имелось 5 школ. В 1905 году на базе трехклассного женского училища была организована женская прогимназия Министерства народного просвещения. При ней официально открылись педагогические курсы по подготовке учителей для начальных сельских школ. В 1910 году прогимназия стала полной гимназией, началось с помощью купцов-благотворителей строительство специального каменного здания (оно было завершено в 1913 году - одно из лучших зданий дореволюционного Царевококшайска). Тогда же в городе была организована мужская гимназия. В специально построенном двухэтажном кирпичном доме разместилась открытая раньше ремесленная школа. Расходы на образование в Царевококшайском уезде были самыми высокими в губернии.

    Опираясь на достигнутые результаты, в 1912 году Царевококшайское земство наметило вроде бы даже немыслимые для того времени меры по осуществлению в ближайшие годы всеобщего начального образования. Наверное, в связи с этим в Царевококшайске было образовано благотворительное Общество вспомоществования нуждающимся ученикам.

    И все это - в то время, когда в российской печати Царевококшайск изображался как символ самого дикого "медвежьего угла".

    Наряду с развитием школьной сети в Царевококшайске стали распространяться знания

    Ответить Подписаться